Как «провокационная» одежда влияет на мозг, и почему это не оправдание для домогательств

Фото: Tarzhanova/Getty Images/iStockphoto

Если бы откровенная одежда стала причиной домогательств, то было бы здорово, если бы на ней было какое-то предупреждение, наподобие тех, которые нашиты на плащи Супермена: данный плащ не даёт владельцу способности летать.

В грандиозном расследовании журналистов из the Financial times, работавших под прикрытием, и которое стало причиной большой шумихи вокруг благотворительной организации the Presidents Club (the Presidents Club – британская благотворительная организация, известная ежегодными благотворительными ужинами, которые проводились с 1985 по 2018 год и предназначались только для гостей мужского пола – прим. пер.), говорится о ежегодных благотворительных вечерах и случаях ужасных домогательств к официанткам, которым платили (на удивление мало) за удовлетворение прихотей богатых и влиятельных мужчин на драконовских условиях, что в итоге стало причиной быстрого закрытия клуба.

И это всего лишь один случай из бесчисленной череды скандалов, затрагивающих мужчин, облечённых властью и использующих своё положение, чтобы неподобающе обращаться, домогаться и манипулировать женщинами. Мощная ответная реакция, последовавшая за разоблачением благотворительной организации, а также движение #MeToo (#MeToo – популярный хештег, распространившийся в социальных сетях в октябре 2017 года, как социальное движение с целью привлечь внимание к широко распространенным случаям сексуальных посягательств, особенно на рабочих местах – прим. пер.) свидетельствует о том, что мы возможно переживаем долгожданный сдвиг в обществе в вопросах борьбы и взаимоотношения полов, особенно там, где мужчины используют свою власть над женщинами.

Полагаю, более знающие люди, смогут разобраться в сложных политических и социальных последствиях. Но есть один махровый аргумент, который хотелось бы обсудить, и согласно которому женщины, подвергшиеся домогательствам, сами виноваты из-за того, как они одеваются. Часто к этому аргументу обращаются чем-то недовольные парни и эксцентричные «правые», жаждущие внимания к своей персоне. Не обошлись без этого аргумента и в истории про благотворительную организацию, хотя следует отметить, что официантки были одеты согласно жёсткому дресс-коду.

Аргумент далеко не новый и не раз становился источников для едких шуток, и при этом продолжает жить. А есть ли под этим аргументом какое-то научное обоснование?

Фото: Everynight Images/Alamy

Во время скандала, некоторые комментаторы утверждали, что видали женщин и в более откровенных одеждах на самой обычной вечеринке (как если бы, приставать к этим женщинам стало вдруг более оправданно).

Аргумент основывается на идее, что откровенное одеяние вызывает настолько сильное сексуальное возбуждение у мужчины, что он теряет над собой всякий контроль. Как если бы женщина решила выглядеть так, как она захотела, а у мужчины же не было выбора в том, и всё, что оставалось – сильно возбудиться. Таким образом, вся вина полностью на женщине.

В правовом смысле, этот аргумент не работает.  Независимо от того, как одета женщина, она не теряет право на автономию; даже если она отчаянно хочет секса, право того, с кем ей заниматься лечь в постель, остаётся за ней – согласие по-прежнему важно, независимо от того, насколько непонятным многим этот момент может показаться.

Нужно отметить, что закон и человеческая биология часто не совпадают. В Великобритании вы можете заниматься сексом в 16 лет, но вы не можете смотреть на секс до тех пор, пока вам не исполнится 18. Лишено всякого смысла!

Итак, возможно ли с биологической точки зрения, чтобы обычный мужчина возбудился от вида женщины настолько, что потерял всяческий контроль над собой?

Чтобы ответить на этот вопрос, вам нужно посмотреть непосредственно на то, что происходит в мозгу, когда мы испытываем возбуждение.

Мы все еще далеки от полного понимания процесса, однако имеющиеся данные свидетельствуют о том, что возбуждение, (или более точно желание), имеет множество когнитивных компонентов, помимо базовых физических характеристик. Мы наблюдаем за неким объектом, наша префронтальная кора (через связи с более фундаментальными системами эмоций и вознаграждений) анализирует его и определяет, является ли он сексуальным по своей природе, и если так, то в достаточной ли степени (например, мы находим некоторых людей сексуальными, а других нет). Если это так, наше внимание направляется на объект, а эмоциональные и мотивационные процессы активируются через миндалевидное тело и переднюю поясную кору, соответственно. Это звучит невероятно сложно, но неврологические системы, которые регулируют возбуждение и желание, действительно оказывают много мощных эффектов через важные отделы мозга.

Одной вещью в поддержку идеи о том, что мужчины легко поддаются сексуальному возбуждению от внешнего вида, является доказательство того, что мужское возбуждение более визуально по своей природе, нежели женское. Похоже, старые стереотипы о мужчинах, у которых сексуальные желания проще (мужчинам нравится порно, женщинам – эротика и т.д.), чем у женщин действительно имеют под собой какое-то основание. Некоторые могут поспорить, что это связано с тем, что мужчины эволюционировали таким образом, чтобы «распространять свое семя» среди тех, кто доступен и желаем, тогда как женщины, которые занимаются всем, что связано с воспитанием детей, эволюционировали, чтобы искать более сложные, надежные качества в партнере, помимо только визуальных характеристик. Конечно, это объяснение опирается только на половину представителей нашего вида, эволюционирующих чтобы формировать моногамные пары (парные связи, если по-научному). Но это объяснение кажется … маловероятным. Может быть, вся идея просто выработана в противовес современным стереотипам? Кто может сказать?

Есть более правдоподобные объяснения этой гендерной асимметрии. Возможно, это связано с разным составом половых гормонов? А, возможно, это результат того, что наши сексуальные желания и системы, их обеспечивающие, развиваются вместе с остальной частью нашего мозга, поэтому на них влияет окружающий нас мир. И настолько часто в окружающей обстановке присутствуют сексуальные женские формы, что это стало по существу обязательным атрибутом. В противовес, можно услышать, что причина, по которой у мужчин более сильным является визуальный компонент для возникновения возбуждения, является то, что мы живём в мире, где сексуальные образы для мужчин находятся повсюду, в то время как женщинам приходилось быть более изобретательными, и мозг развился соответственно. Возможно, эта тенденция уходит. На ТВ сегодня женщины могут увидеть плеяду из супергероев, обтянутых в такие облегающие костюмы, что ни один мускул не остаётся незамеченным.

Как вы думаете, было бы это неправильным, если бы женщина щупала какого-нибудь вожделенного Криса Хемсворта (персонаж Тора в ТВ-вселенной Marvel – прим. пер.), пока он занимается своими делами? Конечно, неправильно. Тем не менее, здесь явно иная расстановка сил.

Фото: Michael Kovac/Getty Images for Moet & Chandon

Так что да, для мужчин, возможно, легче возбудиться от сексуальной внешности. Но означает ли это, что их можно спровоцировать, выйдя за рамки самоконтроля?

Нет, абсолютно нет. Сексуальное возбуждение может быть мощным, но у мозга также есть много процессов, которые могут противостоять ему. Например, зона ассоциативной коры головного мозга участвует в регуляции / подавлении сексуального поведения. Одна из наиболее сложных неврологических зон, это часть, которая говорит: «Это не очень хорошая идея, не делай этого», когда вас возбуждает или будоражит возможность, в частности сексуальная, у которой будут сомнительные последствия в долгосрочной перспективе.

Как упоминалось ранее, миндалевидное тело также играет определенную роль в определении уместности возбуждения в данном контексте. Красивый голый человек, стоящий перед тобой в твоей спальне? Конечно, можно возбуждаться. Красивый голый человек, стоящий перед вами в супермаркете, с зажатым в руке большим ножом? «Время для секса и веселья» – здесь неправильный ответ. И это – миндалевидное тело, которое, как считается, справляется с этим.

Однако эти сдерживающие системы могут быть скомпрометированы. Алкоголь может препятствовать высшим, сложным областям, таким как ассоциативная кора, оставляя при этом более примитивные побуждения, управляющие возбуждением. И миндалевидное тело делает все возможное, но может работать только с доступной информацией. Если ситуация неоднозначна или неопределенна, это может стать причиной неправильного позыва.

Означает ли это, что мужчины, которые сексуально преследуют и нападают на женщин за то, что они носят, в конце концов, невиновны?

Нет, конечно. Женщина может предпочесть носить соблазнительный наряд, но это по-прежнему остается решением мужчины лапать ли ее без разрешения. Если он слишком пьян, чтобы сдерживаться, это был его выбор, чтобы напиться до такой степени. «Я не мог поступить иначе» никогда не может быть приемлемым оправданием для таких вещей, как вождение в нетрезвом виде, и то же самое верно и здесь. По крайней мере, должно быть. «Я отвечаю за свои действия… за исключением этого одного конкретного сценария» – слабый аргумент, как ни посмотри.

И если ситуация и контекст является ключевой частью для определения того, являются ли сексуальные действия приемлемыми, возможно, вина заключается в том, кто создает и поощряет ситуации, где женщин можно безнаказанно домогаться, независимо от того, где вы находитесь или с кем. Скажем, торжественный ужин, на котором гости – состоятельные и влиятельные люди, привыкшие получать всё, что захотят, а женщины такие молодые и уязвимые и не могут пожаловаться.

Теоретически, возложить вину за сексуальные домогательства можно на многих людей, но свалить всю вину на женщин – жертв домогательств и выбор  их одежды будет уже извращением логики. В то же время, обвинение жертв, обычно, самых слабых и беззащитных – такая удручающая общая человеческая реакция, поскольку она позволяет избежать столкновения с серьезными попытками изменить сложившееся положение вещей. Те, кто так поступает, видимо, просто не могут поступить никак иначе. Тогда, не удивительно, что они защищают тех, кто также не может поступить иначе.

От переводчика: Дин Бёрнетт рассказывает о специфике сексуального возбуждения (в менее мрачном контексте) в своей книге «Счастливый мозг», выпуск которой запланирован на  3 мая этого года, после его дебютной книги «Идиотский бесценный мозг. Как мы поддаемся на все уловки и хитрости нашего мозга».

Перевод оригинальной статьи the Guardian: How ‘provocative clothes’ affect the brain – and why it’s no excuse for assault, автор Dean Burnett
Фото: the Guardian